Международное частное право. Ответы

18. Основные формулы прикрепления: общая характеристика.

Основные типы коллизионных привязок представляют собой наиболее типичные, максимально обобщенные правила.

  • Личный закон физического лица понимается в двух вариантах — закон гражданства в континентальном праве и закон домицилия (места жительства) в общем праве. Закон гражданства — правовой статус лица определяется законодательством того государства, гражданство которого лицо имеет. Закон домицилия — правовой статус лица определяется по законодательству государства, на территории которого данное лицо проживает. В современном праве наблюдается стремление государств к максимальному расширению их юрисдикции: в большинстве правовых систем при определении личного закона индивида применяется сочетание законов гражданства и домицилия. Личный закон определяет гражданскую правосубъектность (личный статут) индивида (ст. 1195—1199 ГК РФ).

  • Личный закон юридического лица. В современном международном частном праве существуют четыре варианта определения личного закона юридических лиц:

1) теория инкорпорации — личным законом юридического лица считается право того государства, в котором данное лицо зарегистрировано (инкорпорировано). Такая трактовка закреплена в праве Великобритании, России (ст. 1202 ГК РФ), Китая, Кипра, США;

2) теория оседлости — юридическое лицо принадлежит тому государству, на чьей территории находится его административный центр. Данная трактовка свойственна праву большинства государств Европы;

3) теория эффективного (основного) места деятельности — юридическое лицо имеет национальность того государства, на чьей территории оно ведет основную хозяйственную деятельность (законодательство Италии, Алжира). Критерий эффективного места деятельности оптимален для определения национальной принадлежности оффшорных компаний;

4) теория контроля — юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется и управляется его деятельность (к какому государству принадлежит лицо, обладающее большим пакетом акций предприятия). Эта теория закреплена в законодательстве подавляющего большинства развивающихся стран и в международном праве (Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государством и иностранными лицами 1965 г.) Теория контроля — наилучший критерий для установления действительной национальности транснациональных корпораций.

В законодательстве большинства государств для определения личного закона юридических лиц применяется сочетание различных критериев (Великобритания и США — теории инкорпорации и контроля, Индия — инкорпорации и эффективного места деятельности, Венгрия — инкорпорации и оседлости). Личный закон компании определяет ее личный статут (правосубъектность компании).

  • Закон места нахождения вещи — одна из старейших коллизионных привязок, определяющая вещно-правовой статут правоотношения (ст. 1205 ГК РФ). Закон места нахождения вещи определяет правовой статус и движимых, и недвижимых вещей (п. 2 ст. 1205 ГК РФ). Закон местонахождения вещи понимается как реальная, физическая категория, т.е. как право того государства, на территории которого находится вещь. Исключения:

    • если вещные права полностью возникли на территории одного государства, а вещь впоследствии была перемещена на территорию другого, то само возникновение права собственности определяется по закону места приобретения имущества, а не по закону его реального местонахождения;

    • правовой статус вещей, внесенных в государственный реестр, определяется правом этого государства независимо от реального места нахождения вещи (ст. 1207 ГК РФ).

В особом порядке определяется вещно-правовой статут движимых вещей, находящихся в процессе международной перевозки («груз в пути»): для решения этого вопроса применяется право страны места отправления груза, места назначения груза, места нахождения товарораспределительных документов (п. 2 ст. 1206 ГК РФ). Правовое положение вещей, приобретенных в силу приобретательной давности, регулируется правом страны, где имущество находилось в момент окончания срока приобретательной давности (п. 3 ст. 1206 ГК РФ). К договору в отношении недвижимого имущества возможно применение автономии воли — стороны могут сами избрать применимое право, независимо от того, где именно находится данное имущество (ст. 1213 ГК РФ).

  • Закон страны-продавца — это общая субсидиарная коллизионная привязка всех внешнеторговых сделок. Закон продавца понимается в широком и узком смыслах. Понимание в узком смысле имеет в виду применение к договору купли-продажи права того государства, на территории которого находится место жительства или основное место деятельности продавца. Закон страны-продавца в широком смысле означает, что применяется право того государства, на территории которого находится место жительства или основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора. Центральной стороной в договоре купли-продажи является продавец; сделка купли-продажи — это основная внешнеторговая сделка. Все остальные внешнеторговые сделки конструируются по модели договора купли-продажи. Центральная сторона в других сделках определяется по аналогии «продавец — центральная сторона в договоре купли-продажи». Такое толкование закреплено в ст. 1211 ГК РФ: при отсутствии выбора права сторонами договора применяется право центральной стороны сделки (например, в договоре залога центральной стороной является право страны залогодателя).

  • Закон места совершения акта. Определяет формальный статут договора, т.е. порядок подписания и форму сделки (ст. 1209 ГК РФ). Классический случай применения этой формулы в обобщенном виде — это разрешение коллизии законов, связанных с формой частноправового акта. Форма любого официального юридического акта регулируется правом того государства, на территории которого этот акт имеет место. Закону формы акта подчиняются форма доверенности, срок ее действия и основания прекращения.

  • Закон места совершения правонарушения (деликта) — одна из старейших коллизионных привязок, применяемых для регулирования деликтных обязательств и определения деликтного статута правоотношения (ст. 1220 ГК РФ). В настоящее время закон места совершения деликта оценивается как «жесткая» коллизионная привязка и в праве всех государств наблюдается тенденция к отказу от ее применения. Основной принцип современного разрешения деликтных обязательств — возможность выбора законодательства, наиболее благоприятного для потерпевшего. Варианты выбора: закон места совершения вредоносного деяния, закон места наступления вредоносных последствий, личный закон (гражданства или домицилия) потерпевшего или деликвента, закон общего гражданства или общего домицилия, закон суда. Положения ст. 1219 ГК РФ устанавливают «цепочку» коллизионных норм, позволяющую применять систему «гибкого» регулирования деликтных отношений.

  • Закон валюты долга — это специальная коллизионная привязка для урегулирования вопросов, возникающих по поводу содержания денежных обязательств. В российском праве такой привязки нет. Суть валютной привязки — если сделка заключена в определенной иностранной валюте, то во всех валютных вопросах она подчинена правопорядку того государства, которому принадлежит данная валюта. Кроме того, закон валюты долга может использоваться для локализации договора, установления его наиболее тесной связи с правом определенного государства.

  • Закон суда — это привязка односторонней коллизионной нормы, означающая применение права того государства, суд которого рассматривает дело. Коллизионный вопрос решается судом в пользу применения собственного права. Отсылка к закону суда привлекательна для правоприменительных органов всех государств — она позволяет применять местное право, что значительно упрощает и ускоряет процесс. Право страны суда вполне применимо к любому виду частноправовых отношений и может выступать альтернативой всем остальным формулам прикрепления. В законодательстве большинства государств предусмотрено, что если не удалось «в разумные сроки» установить содержание иностранного права, суд решает дело на основании своего национального права. Однако применение закона суда фактически не учитывает наличие иностранного элемента в правоотношении и может привести к неверному истолкованию его содержания. В современной практике и доктрине признано, что закон суда — это «жесткая» коллизионная привязка; следует стремиться к максимально возможному отказу от ее применения.

  • Закон флага — этот коллизионный принцип является трансформацией привязки «личный закон» применительно к воздушным и водным судам и космическим объектам. Правовой статус таких объектов регулируется правом того государства, флаг которого несет воздушное или водное судно. Основная сфера применения закона флага — международные морские и воздушные перевозки, торговое судоходство и мореплавание. Водные и воздушные суда, космические объекты представляют собой «условную территорию» государства флага, поэтому большинство отношений, возникающих на борту любых судов, в первую очередь предполагают применение закона флага.

  • Закон, избранный сторонами правоотношения, — это основная коллизионная привязка по всем договорным обязательствам. Автономия воли считается самой «гибкой» коллизионной нормой. Она предполагает максимальную свободу сторон относительно выбора модели поведения (в том числе относительно выбора законодательства). Как коллизионная привязка автономия воли применяется только к обязательственному статуту правоотношения. Большинство стран предусматривает возможность неограниченного выбора права сторонами; даже приветствуется выбор права «нейтрального» государства (ст. 1210 ГК РФ).

При отсутствии соглашения сторон о применимом праве российский суд разрешает спор на основе предписаний статьи 1211 ГК РФ — к договору применяется право страны, с которым договор наиболее тесно связан. Таковым считается право того государства, на территории которого находится место жительства или основное место деятельности центральной стороны правоотношения, т.е. того контрагента, чье исполнение имеет решающее значение для содержания договора. В ст. 1211 ГК РФ перечислено 26 разновидностей гражданско-правовых контрактов, и по каждому определено применимое право, устанавливаемое исходя из критерия реальной связи.

В судах европейских государств при отсутствии в договоре оговорки о применимом праве устанавливается «гипотетическая», «подразумеваемая» воля сторон, т.е. суд определяет, какое право стороны хотели бы применить к спорному отношению. Для установления «подразумеваемой» воли сторон используются критерии:

  • «локализации» договора;

  • «справедливости», «доброго, заботливого хозяина», «разумного» человека;

  • разумной связи применимого права с конкретным фактическим составом.

В западной доктрине и практике разработана теория презумпций:

1) кто выбрал суд (арбитраж), тот выбрал право;

2) закона, свойственного данному договору;

3) общего гражданства или домицилия.

Новые формулы прикрепления в современном праве (производные от «подразумеваемой» воли сторон):

  • право, с которым отношение наиболее тесно связано (принцип реальной связи);

  • право, которое применяется к существу отношения (собственное право контракта).

Эти формулы прикрепления используются и в российском праве. Критерий наиболее тесной связи в зарубежном праве определяется в соответствии с теорией презумпции.

Закон существа отношения (закон разума, собственное право контракта) предполагает применение права, регулирующего основу правоотношения. Этот критерий сформулирован в российском законодательстве следующим образом: право, подлежащее применению к соответствующему отношению (ст. 1208, 1218 ГК РФ).

Закон страны продавца lex venditoris

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *