Нормативное регулирование

Расходы на содержание имущества предприятия несет работодатель, поэтому его использование с выгодой для сотрудника является его доходом (письмо Минфина № 03-04-06-01/334), облагаемым НДФЛ (письмо Минфина № 03-04-06-01/329). Однако это все относится к ситуациям, когда ущерб можно точно рассчитать.

Суть материальной пользы определена ст. 212 ТК (Трудового кодекса). В сумму для расчета НДФЛ включаются все доходы, в том числе натуральные. Однако, как эти расходы рассчитать, закон не определяет. Чаще всего процедура устанавливается во внутренних нормативах.

  • Обязанность возместить убытки установлена ст. 238 ТК. Максимальный размер – среднемесячная зарплата (ст.241 ТК).
  • Руководитель обязан потребовать у сотрудника письменное объяснение (ст.247 ТК).
  • Далее убыток возмещается, базируясь на процедуру, установленную ст. 248 ТК.
  • Особенности взыскания ущерба каждое предприятие устанавливает в локальных нормативах: правилах распорядка, коллективных и трудовых соглашениях (ст. 8 ТК). Работника можно привлечь к ответственности только в том случае, если он ознакомился с документами под роспись (ч.2 ст.22, ч.3 ст. 68 ТК).

Действия, за которые налагается дисциплинарная ответственность (в том числе нецелевое использование принадлежащих работодателю ресурсов), установлены ст. 192 и 193 ТК.

Как доказать экономическую нецелесообразность

Руководство обязано контролировать сотрудников (ч.1 ст. 22 ТК). Это значит, что допускается использование видеонаблюдения и программ для мониторинга при соблюдении прав сотрудников, установленных ст. 23 и 24 Конституции.

Работодатели оплачивают объем интернет трафика, определенный договором с провайдером, и распределяет его сотрудникам. Проверить, как данный ресурс тратится, не составляет труда. Детализация позволяет только по логину определить стоимость. Кроме того, существует возможность установки фильтра, не позволяющего посещать интернет ресурсы, не связанные с трудовой деятельностью.

Дополнительно издается внутренний норматив с перечнем запрещенных сайтов, сотрудники знакомятся с документом под роспись. При наличии видеонаблюдения не составляет труда отследить использование принтеров и другой оргтехники.

Чтобы проконтролировать телефонные разговоры, проводится мониторинг за определенный период, чтобы определить необходимый для работы объем и издержки. Руководство издает приказ, определяющий максимальный расход. Каждый работник должен уложиться в лимит, перерасход возместить.

Урегулировать вопрос автотранспорта тоже можно приказом, запрещающим использовать его для личных нужд и определяющим время нахождения на стоянке. Дополнительно следует указать лицо, уполномоченное контролировать исполнение. Такие меры могут приниматься и в случае использования личного авто на нужды фирмы.

Последствия и ответственность

Запрет использовать телефоны и компьютеры для личных нужд обязательно обозначается в должностных инструкциях, правилах распорядка, трудовых договорах, распоряжениях руководства. При нарушении запрета на нарушителя налагается дисциплинарная ответственность (ст. 192 и 193 ТК). Дополнительно рассчитывается ущерб, который сотрудник обязан возместить.

Законодательством не определены правила, которые должны применяться при предоставлении работникам права пользоваться автотранспортом работодателя. Рекомендаций по оформлению тоже нет.

На практике применяются 3 варианта:

  • доверенность;
  • договор аренды;
  • приказ руководителя.

Доверенность можно выдать только работнику, в котором руководство уверено, так как этот документ не обязует возмещать расход горючего и издержки, связанные с повреждением транспортного средства при ДТП.

Договор аренды четко регламентирует отношения, но усложняет налоговый учет. Арендная плата отражается в бухгалтерской и налоговой отчетности как доход, что отрицательно отражается на показателе прибыли.

Приказ можно оформить, если во внутренних нормативах указаны соответствующие правила. Документальное подтверждение прав использования имущества работодателя сотрудниками облегчает решение споров в судах.

5.3. Совершение деяния лицом с использованием своего служебного положения

Указанное обстоятельство выступает особо квалифицирующим признаком мошенничества (ч. 3 ст. 159 УК РФ) и присвоения и растраты (ч. 3 ст. 160 УК РФ).

Признак появился взамен существовавшей в прежнем уголовном законодательстве самостоятельной формы хищения — хищение государственного имущества путем злоупотребления своим служебным положением. Эта форма хищения в определенной степени приравнивалась к формам присвоения и растраты, поскольку предусматривалась в одной статье с ними. Разница между названными формами заключалась в том, что в присвоении и растрате имущество было вверено виновному, а в должностном хищении имущество могло находиться в ведении виновного, но вверено ему зачастую не было. Думаю, законодатель совершенно справедливо посчитал, что у должностного хищения отсутствует свой специфический способ хищения; должностное (служебное) положение только облегчает совершение хищения, а пользуется должностное лицо или другой служащий теми способами, которые издавна известны и предусмотрены в мошенничестве и в присвоении или растрате. Соответственно, признак «совершение хищения с использованием своего служебного положения» ныне предусмотрен как особо квалифицирующий признак и мошенничества, и присвоения или растраты. И в зависимости от того, какой конкретно способ хищения избран виновным, применению подлежит или ст. 159, или ст. 160 УК РФ*(1151). Хотя следует отметить, что этот вопрос почти всегда решается в конкретных случаях очень сложно в связи с тем, что любой служащий пользуется доверием той организации, в которой он работает.

Своеобразную позицию по этому вопросу занимает И.Я. Козаченко. Он пишет, комментируя анализируемый признак для присвоения и растраты: «Хищение путем присвоения и растраты отличается от хищения с использованием виновным своего служебного положения (ч. 3 ст. 160 УК РФ) главным образом тем, что при присвоении и растрате имущество находилось в момент хищения во владении виновного и оно несло полную материальную ответственность за сохранность этого имущества. При хищении же с использованием служебного положения похищаемое имущество во владении виновного не находится»*(1152). Думаю, для таких заключений современная редакция ст. 160 УК РФ оснований не дает. В ч. 3 статьи говорится: «Те же деяния, совершенные лицом с использованием своего служебного положения…»; т.е. имеются в виду «присвоение или растрата, то есть хищение чужого имущества, вверенного виновному» (ч. 1 ст. 160 УК РФ).

Анализируемый особо квалифицирующий признак предполагает наличие специального субъекта. Этим субъектом может быть:

1) должностное лицо, понятие которого дано в примечании к ст. 285 УК РФ;

2) государственный служащий или служащий органа местного самоуправления, не являющийся должностным лицом;

3) лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации;

4) служащий коммерческой или иной организации, не наделенный управленческими функциями*(1153).

Л.Д. Гаухман, Б.В. Волженкин и С.М. Кочои толкуют анализируемый квалифицирующий признак ограничительно; они не включают в его понятие служащих, не обладающих признаками должностного лица или лица, выполняющего управленческие функции в коммерческих или иных организациях*(1154). Ю.И. Ляпунов не причислял к этим лицам ни руководящих, ни рядовых служащих коммерческих или иных организаций*(1155).

Если посмотреть на толкование признака «использование своего служебного положения», которое есть в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51, то мы увидим, что Пленум не относит к таким лицам только служащих коммерческих и иных организаций, которые не выполняют управленческих функций: «Под лицами, использующими свое служебное положение при совершении мошенничества, присвоения или растраты (часть 3 статьи 159, часть 3 статьи 160 УК РФ), следует понимать должностных лиц, обладающих признаками, предусмотренными примечанием 1 к статье 285 УК РФ, государственных или муниципальных служащих, не являющихся должностными лицами, а также иных лиц, отвечающих требованиям, предусмотренным примечанием 1 к статье 201 УК РФ (например, лицо, которое использует для совершения хищения чужого имущества свои служебные полномочия, включающие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности в коммерческой организации)» (п. 24).

Думаю, что для таких ограничений закон не дает никаких оснований. И уж тем более не последовательна позиция Пленума Верховного Суда, который признает специальным субъектом служащих, которые не являются должностными лицами, и не признает специальным субъектом служащих, которые не являются управленцами.

В то же время нельзя расширять до бесконечности лиц, которые используют свое служебное положение, как это делают подчас на практике.

Так, приговором суда З. признан виновным в том, что, являясь водителем Уральской государственной лесотехнической академии и материально ответственным лицом, которому для осуществления трудовых функций по эксплуатации служебного автомобиля была вверена пластиковая карта сети автозаправочных станций с правом приобретения по безналичному расчету топлива, он с использованием своего служебного положения похитил вверенные ему товарно-материальные ценности на общую сумму 1851 руб. 75 коп. и распорядился ими по своему усмотрению, т.е. совершил преступление, предусмотренное ч. 3 ст. 160 УК РФ. Рассматривая это дело в порядке надзора, президиум Свердловского областного суда нашел, что приговор и постановление суда подлежат изменению. З. исполнял обязанности водителя на основании трудового договора и являлся материально ответственным лицом. Указанное свидетельствует о том, что в действиях З. отсутствует признак совершения преступления с использованием своего служебного положения. При таких обстоятельствах его действия должны быть квалифицированы как хищение чужого имущества путем присвоения, совершенное без отягчающих обстоятельств*(1156).

Не отнесены — и верно — к лицам, использующим в хищении свое служебное положение, и продавец, в обязанности которого входили реализация населению товаров, ведение кассового учета и отчетности, распространение рекламы фирменной продукции*(1157), и оператор связи по приему платежей за коммунальные услуги*(1158) и т.п.

Субъект при совершении мошенничества, присвоения или растраты должен использовать свое служебное положение, которое облегчает ему совершение хищения. В противном случае вменять анализируемый признак нельзя. З.А. Незнамова абсолютно верно приводит примеры мошенничества, совершаемого с использованием лицом своего служебного положения: компьютерные мошенничества, совершаемые работниками банковских и иных учреждений, страховое, финансовое, трастовое мошенничество, мошенничество на рынке ценных бумаг и т.д.*(1159)

Если, совершая хищение с использованием своего служебного положения, должностное лицо или лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, одновременно злоупотребляет своим должностным (служебным) положением, возможна дополнительная квалификация его действий по ст. 201, 285 УК РФ. Верно отмечается в п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»: «Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается частью 3 статьи 159 УК РФ или частью 3 статьи 160 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 285 УК РФ не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества, совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений».

Так же решается вопрос о дополнительной квалификации хищения по составам должностных преступлений и на практике.

Так, Б., являвшийся старшим оперуполномоченным по особо важным делам криминальной милиции, вступил с осужденными по этому же делу С. и П. в предварительный сговор, направленный на хищение имущества Р. путем обмана. П. и С., предъявив служебные удостоверения, подошли к Р. и без объяснения причин доставили его к зданию криминальной милиции, где сообщили потерпевшему не соответствующие действительности сведения о том, что он якобы находится в международном розыске, и обещали прекратить розыск и отпустить Р., если тот передаст им 50 тыс. долл. США. После того как Р. сообщил, что не в состоянии выплатить требуемую сумму, Б. снизил размер требований до 25 тыс. долл. США. Спустя два дня Б., находясь в автомобиле Р., получил от потерпевшего в качестве задатка денежные средства в сумме 4900 долл. США, после чего был задержан сотрудниками отдела собственной безопасности. Действия Б. квалифицированы судом первой инстанции по ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ. Суд надзорной инстанции изменил состоявшиеся в отношении Б. судебные решения и исключил осуждение его по ч. 1 ст. 285 УК РФ, поскольку противоправное поведение Б., связанное с использованием им своего служебного положения вопреки интересам службы в отношении потерпевшего, полностью охватывается составом преступления, предусмотренным ч. 3 ст. 159 УК РФ, и не требует дополнительной квалификации по ч. 1 ст. 285 УК РФ*(1160).

Еще один пример на эту тему. П. осужден приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 19 июля 2007 г. за один эпизод преступления по ч. 1 ст. 159, за один эпизод по ч. 2 ст. 159, за два эпизода по ч. 3 ст. 159, за два эпизода по ч. 1 ст. 286 УК РФ. Он признан виновным в совершении хищения денежных средств в январе 2005 г. в сумме 102 211 руб. и в феврале 2005 г. в сумме 62 320 руб. путем обмана, с использованием своего служебного положения судебного пристава-исполнителя, и в совершении при этом действий, явно выходящих за пределы полномочий судебного пристава-исполнителя и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, также в совершении в первой половине ноября 2005 г. хищения денежных средств в сумме 38 190 руб. путем обмана по предварительному сговору группой лиц, а во второй половине ноября 2005 г. хищения денежных средств в сумме 106 485 руб. путем обмана. Определением судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 29 августа 2007 г. приговор оставлен без изменения.

Президиум Свердловского областного суда, рассматривая дело в порядке надзора, отметил следующее. Действия П., совершенные им в январе и феврале 2005 г., квалифицированы как идеальная совокупность преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159 и ч. 1 ст. 286 УК РФ. При этом в приговоре указаны признаки действий, свойственные злоупотреблению служебным положением судебного пристава-исполнителя, а не превышению им должностных полномочий. Под злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной заинтересованности понимаются такие неправомерные действия должностного лица, которые совершены с целью получения имущественной выгоды без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц. Однако судом указано, что все действия П. по данным эпизодам были направлены не на получение какой-либо имущественной выгоды в результате незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность, а на совершение хищения денежных средств путем обмана с использованием положения судебного пристава-исполнителя из корыстных побуждений. Именно в результате этих действий П. денежные средства перешли в его незаконное владение и были использованы осужденным по своему усмотрению. Указанное свидетельствует о том, что злоупотребление в данном случае являлось способом совершения хищения. Поэтому содеянное П. должно расцениваться как хищение и квалифицироваться по ч. 3 ст. 159 УК РФ. Дополнительная квалификация этих же действий по ч. 1 ст. 286 УК РФ является излишней.

По изложенным основаниям президиум изменил приговор в отношении П., исключив указание об осуждении по ч. 1 ст. 286 УК РФ*(1161).

Важными для понимания анализируемого признака представляются также разъяснения, содержащиеся в п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51: «Признак совершения преступления с использованием своего служебного положения отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому лицу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было вверено им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и др. или трудового договора. Указанные действия охватываются частью 1 статьи 160 УК РФ, если в содеянном не содержится иных квалифицирующих признаков, предусмотренных этой статьей. Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части статьи 33 УК РФ и по части 3 статьи 159 или соответственно по части 3 статьи 160 УК РФ».

Статья 285

1. Использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

К сложным вопросам квалификации служебных преступлений, в том числе злоупотребления полномочиями (ст.

201 УК РФ), относится вопрос о содержании понятия использования служебного положения.

Это понятие как в юридической литературе, так и в судебной практике трактуется неодинаково.

Существует два взгляда на данное понятие. Узкое понимание использования служебного положения состоит во включении в его содержание действия или бездействия, совершаемого только в рамках служебной компетенции, в пределах прав и обязанностей лица.

Комментарии к СТ 285 УК РФ

4. Не образует состава данного преступления использование должностным лицом для совершения неправомерных действий не служебных полномочий, а возможностей, связанных с его авторитетом, авторитетом занимаемой им должности или представляемой службы, приобретенных связей с должностными лицами, не подчиненными и не подконтрольными ему по службе.

Авторитет не является элементом общественного отношения, относится к моральной категории и не может рассматриваться признаком злоупотребления должностным положением.

Статьи 201, 285, 286 УК РФ: злоупотребление должностными полномочиями и служебным положением

Ситуация отягощается, если такое деяние было совершено из личной заинтересованности, и в результате повлекло серьезное нарушение прав, законных интересов граждан либо охраняемых действующим законом интересов государства и общества. Учитывая то, что злоупотребление должностными полномочиями обычно приводит к нарушению прав и законных интересов организаций, граждан, то вместе с основным объектом также говориться и о дополнительных объектах преступления, которые участвовали в нем.

причинило существенный вред охраняемым законом правам, свободам и интересам отдельных граждан или государственным либо общественным интересам, или интересам юридических лиц, наказывается исправительными работами на срок до

Должностное лицо при злоупотреблении в какой-либо форме стремится воспользоваться своим должностным положением, которое предполагает как наличие предусмотренных нормативными актами полномочий, прав и обязанностей, так и наличие фактической возможности, которая

понятие -интересы службы- нельзя толковать лишь узковедомственно. Оно должно сочетаться, а не противопоставляться интересам общегосударственным.

Поэтому действия, продиктованные якобы заботой о своем учреждении или предприятии и совершенные в ущерб интересам

3. Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла.

Должностное лицо сознает, что, совершая указанные выше действия или бездействия, оно использует свое служебное положение вопреки

Превышение должностных полномочий. ст. 285 ук рф с комментариями

ИнфоПолучение имущественной выгоды – цель, которую преследовала некогда большая часть осужденных по ст. 285. Временное заимствование бюджетных средств является также преступным деянием. Но не только материальная выгода служит предметом этого преступления.
Рабочая сила и транспорт, относящиеся к определенному учреждению, также не могут быть использованы человеком, который занимает даже весьма значительную должность в этой государственной организации. А потому привлечение сотрудников организации и использование служебного автомобиля в личных целях также можно назвать злоупотреблением полномочий. В уголовной статье, которая упомянута выше, среди мотивов были также приведены иные личные цели.
Под ними понимают побуждения, которые не имеют прямого отношения к наживе, но также не могут быть названы бескорыстными.

Понятие ответственности за использование служебного положения отличается для каждой группы служащих. Трактовка прав и обязанностей для указанных категорий имеет собственное наполнение и содержание. Ответственность за использование служебного положения Ответственность за использование служебного положения предусмотрена статьями 201- 204 УК РФ.

Попадают под действие документа преступления в коммерческих и других предприятиях, государственных и муниципальных органов. Злоупотребление и превышение полномочий, а также коммерческий подкуп встречаются наиболее часто и подлежат наказанию в рамках законодательства. По отношению к коммерческим организациям, уголовное преследование возможно далеко не во всех случаях.

Примечание 2 статьи 201 уголовного кодекса РФ поясняет, что уголовное дело заводится только по заявлению пострадавшего лица либо с его согласия.
Неподобающее использование должностных либо служебных наличествующих полномочий в любых личных целях или же с корыстными побуждениями является уголовным преступлением и преследуется соответственно положениям УК РФ. Тем не менее, таковое преступление имеет несколько степеней ответственности и вариантов квалификации соответственно его тяжести, а также целого ряда других факторов. Данное преступление считается коррупционным. Оглавление: 1.
Квалификация и правовые особенности злоупотребления должностным полномочием властными органами и госслужащими 2. Отличия превышений от злоупотреблений полномочиями на должности 3. Возможная ответственность за превышение и ЗДП 4.
Однако если для достижения преступного результата лицо использует не закрепленные за ним должностные полномочия, а какие-либо связи по службе, авторитет занимаемой им должности и т.д., то состав данного преступления отсутствует. Помимо совершения деяния в виде использования должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, обязательным элементом объективной стороны преступления является последствие в виде существенного нарушения прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства, находящееся в причинно-следственной связи с деянием. 3.

Использование служебного положения в личных целях статья ук рф

Если использование должностным лицом своих служебных полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 159 или ч. 3 ст. 160 УК и дополнительной квалификации по комментируемой статье не требует. В тех случаях, когда должностное лицо, используя свои служебные полномочия, наряду с хищением чужого имущества совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением должностными полномочиями из корыстной или иной личной заинтересованности, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений. 5. Субъект рассматриваемого преступления специальный — должностное лицо. 6. Часть 2 комментируемой статьи предусматривает квалифицированный состав злоупотребления полномочиями, отличающийся от основного состава преступления особым статусом субъекта.

Каждый знает, что использование своего служебного положения в личных целях запрещено законом. Поэтому при совершении таких противозаконных действий, человек может получить соответствующее наказание.

В некоторых отягощенных случаях, при нанесении вреда гражданину или организации в результате своих действий, возможна даже уголовная ответственность.

О наказании по статьям 201, 285, 286 УК РФ: злоупотребление должностными полномочиями, можно почитать немного ниже.

Злоупотребление должностными полномочиями

Злоупотребление должностными полномочиями — это преступление средней тяжести, но в случае некоторых квалифицирующих обстоятельств, оно может стать тяжким преступлением.

В соответствии с действующим законом, злоупотреблением должностными полномочиями считается использование полномочий вопреки интересам организации.

Ситуация отягощается, если такое деяние было совершено из личной заинтересованности, и в результате повлекло серьезное нарушение прав, законных интересов граждан либо охраняемых действующим законом интересов государства и общества.

Многочисленные признаки состава преступления могут оказывать существенное влияние на меру наказания. Поэтому в каждой ситуации рассматриваются признаки, относящиеся к составу данного преступления.

Объективная сторона нарушения

Объектом злоупотребления должностными полномочиями чаще всего является нормальная деятельность определенного человека в лице государственных органов, государственных учреждений, органов местного самоуправления и так далее.

Учитывая то, что злоупотребление должностными полномочиями обычно приводит к нарушению прав и законных интересов организаций, граждан, то вместе с основным объектом также говориться и о дополнительных объектах преступления, которые участвовали в нем.

Объективная сторона такого нарушения закона включает в себя три признака:

  1. Последствия от действий в виде нарушения прав или интересов граждан, охраняемых законом.
  2. Использование должностным лицом служебного положения вопреки интересам службы.
  3. Причинную связь между последствием и деянием.

Отличия между превышением и злоупотреблением должностными полномочиями

Согласно установленному уголовному законодательству злоупотребление и превышение должностных полномочий квалифицируются как преступления непосредственно должностных лиц.

Однако такие преступления могут совершать гражданские служащие, а также другие представители власти.

Отличие злоупотребления должностными полномочиями от превышения полномочий можно легко объяснить по действующему уголовному кодексу РФ.

По статье 285 злоупотребление описывается использованием своих служебных полномочий должностным лицом, когда это деяние было совершено из корыстной либо личной заинтересованности, а также повлекло серьезное нарушение прав и законных интересов общества.

В случае превышения должностных полномочий, в отличие от злоупотребления, совершаемые действия не находятся в компетенции нарушителя.

В соответствии с п. 19 Постановления Пленума ВС РФ N 19, превышение своих должностных полномочий выражается, например, в совершении действий, которые:

  • могут быть совершены при наличии определенных обстоятельств, которые указаны в законе (например использование служебного оружия по отношению к несовершеннолетнему, когда его действия не предоставляли опасности для окружающих);
  • относятся к возможностям другого должностного лица;
  • никто не имеет право совершать;
  • совершаются одним должностным лицом, а должны быть совершены исключительно коллегиально.

Уголовная ответственность

Злоупотребление служебным положением УК РФ превращается из простого нарушения установленных законодателем норм в серьезное преступление, которое предусматривает наказание по Уголовному кодексу, при следующих обстоятельствах:

  1. Если виновное лицо имело соответствующие полномочия, то есть могло отдавать распоряжения, предусматривающие обязательное исполнение.
  2. Когда нарушение было напрямую связано с личными интересами лица. Это означает, что человек воспользовался своим служебным положением для улучшения положения знакомых лиц либо для личного обогащения.
  3. Если полномочия были использованы не в интересах того, ради чего лицо ими наделялось. По соответствующим нормативным актам и законам всегда можно определить интересы, ради которых лицо получило полномочия, поэтому при их использовании также можно определить, насколько правильно они были применены.

Соблазн улучшить свои жизненные условия с помощью наделенной властью есть практически у каждого, пока существует государственный аппарат.

Однако мириться с этим совершенно невозможно, поэтому для борьбы с такой неблагоприятной практикой есть соответствующая статья в уголовном законе. Применение наказания на практике показало, что оно серьезно помогает сдерживать коррупцию.

Уголовная ответственность за злоупотребление должностными полномочиями в 2019 году рассматривается крайне редко.

При нарушении своих служебных полномочий, в результате которых был нанесен существенный вред, должностное лицо может наказываться лишением свободы до десяти лет с абсолютным лишением права занимать разные должности либо заниматься определенной деятельностью на время до трех лет.

Использование служебного положения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *