Комментарий к статье 119 Уголовного Кодекса РФ

Объект угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью составляют общественные отношения, складывающиеся по поводу реализации естественного права каждого человека на жизнь и здоровье и обеспечивающие безопасность этих социальных благ. При угрозе убийством создается угроза причинения вреда отношениям, обеспечивающим безопасность жизни и реальный вред здоровью потерпевшего; при угрозе причинением тяжкого вреда здоровью последнее, с одной стороны, оказывается поставленным под угрозу, а с другой — претерпевает реальные вредные последствия. Потерпевшим может выступать любое лицо независимо от его возраста, состояния здоровья, способности осознавать смысл и значение угрозы и иных обстоятельств.

Объективная сторона выражается в форме активных информационных действий — угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Состав преступления является формальным; последствия угрозы находятся за его рамками и не влияют на квалификацию. Преступление считается оконченным с момента высказывания или демонстрации угрозы независимо от того, когда она была воспринята потерпевшим.

Угроза представляет собой обнаруженное вовне и рассчитанное на запугивание потерпевшего информационное воздействие на его психику, выражающее субъективную решимость, намерение виновного причинить смерть или тяжкий вред здоровью. Способы осуществления угрозы могут быть различными: словесно, письменно, жестами, с помощью действий и т.д.; угроза может выражаться, в частности, в демонстрации оружия (п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»). Общим является передача определенной информации об общественно опасном намерении субъекта.

Обязательным признаком угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью является ее реальность. Для признания угрозы реальной необходимо установить, что виновный совершил такие действия, которые давали потерпевшему основание опасаться ее осуществления, и что поведение виновного, его взаимоотношения с потерпевшим объективно свидетельствовали о реальности угрозы. Реальность угрозы устанавливается в каждом конкретном случае с учетом всех фактических обстоятельств дела. Следует учитывать как объективный критерий реальности (способ выражения, интенсивность угрозы, характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, объективная ситуация угрозы, особенности личности виновного и т.д.), так и субъективное восприятие ее потерпевшим как реальной.

По содержанию угроза состоит в выражении намерения лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью. Ответственность за угрозы иного содержания (например, угрозы уничтожением имущества) в ст. 119 УК РФ не предусмотрена; такие угрозы влекут ответственность только в случае, если выступают способом совершения иного преступления (например, предусмотренного ст. 163 УК РФ). В тех случаях, когда виновный высказывает угрозы применения насилия, носившие неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица преступления, предусмотренного ст. 119 УК РФ, необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, характера предметов, которыми он угрожал потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо конкретных демонстративных действий и т.п. <1>.

———————————
<1> По аналогии с п. 23 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое».

Угроза может быть высказана как непосредственно самому потерпевшему, так и через третьих лиц. Важно, чтобы она была адресована конкретному человеку. Угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью в отношении неопределенного круга лиц не охватываются ст. 119 УК РФ, но при определенных обстоятельствах могут образовывать состав иного преступления (например, предусмотренного ст. 282 УК РФ).

Угроза может быть разовой или многократной. Неоднократные или систематические угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, адресованные одному человеку и осуществляемые с единым умыслом, не образуют совокупности преступлений и квалифицируются как единое продолжаемое преступление. Если угроза адресована двум или более лицам, содеянное квалифицируется как одно преступление при условии, что такая угроза выражает единое намерение субъекта преступления; в противном случае содеянное оценивается с учетом правил квалификации реальной совокупности преступлений.

Субъективная сторона рассматриваемого преступления характеризуется виной в форме умысла. Лицо, обладая свободой воли, угрожая убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, осознает общественно опасный характер своего деяния. Мотив угрозы (за исключением указанного в ч. 2 ст. 119 УК РФ) не имеет значения для квалификации.

Для правильной уголовно-правовой оценки важно установить цель угрозы, поскольку некоторые из них, изменяя содержание вины, могут указывать на наличие иного состава преступления (например, угроза убийством в целях сломить сопротивление жертвы изнасилования). Квалификации по ст. 119 УК РФ подлежит угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью, которая не является элементом объективной стороны иного, более тяжкого преступления (например, изнасилования, разбоя и др.).

Субъект угрозы общий — физическое вменяемое лицо, достигшее шестнадцатилетнего возраста; лица в возрасте четырнадцати — пятнадцати лет ответственности за данное преступление не несут <1>.

———————————
<1> Определение Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу Бочанова // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 5.

Квалифицирующий признак угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ч. 2 ст. 119 УК РФ) идентичен в своем содержании аналогичному признаку убийства.

Если виновный, не ограничиваясь угрозой, совершает иные действия, направленные на создание условий для совершения убийства или причинения тяжкого вреда здоровью либо непосредственно направленные на совершение этих действий, ответственность наступает за приготовление или покушение на преступления, предусмотренные соответствующей частью ст. 105 или ст. 111 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать элементом объективной стороны иного насильственного преступления (например, неправомерного завладения автомобилем без цели хищения с угрозой применения насилия). В этом случае она не требует самостоятельной дополнительной квалификации.

Статья 119 УК РФ содержит общую норму об ответственности за угрозу убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Наряду с ней закон предусмотрел и специальные составы угрозы (например, в ст. ст. 296, 318 УК РФ). Возникающая конкуренция разрешается в соответствии с правилами ч. 3 ст. 17 УК РФ.

Особенности преступления

Чаще всего ситуации, в которых фигурирует угроза убийством, возникают в конфликтах между родственниками или соседями. Реже, но все же встречается она и в уличных стычках с агрессивно настроенными гражданами.

Главной особенностью угрозы убийством является его словесная форма. В отличие от покушения или высшей формы – убийства, угроза убийством не переходит грань физического воздействия. В связи с этим появляется много нюансов в реализации этого уголовного права. Немного проще складывается ситуация при письменных угрозах убийством или по телефону – легче зафиксировать угрожающие высказывания.

Продолжая список отличий, отметим, что уголовное дело возбуждается только по инициативе пострадавшего, статья 119 Уголовного кодекса (УК) РФ регулирует весь процесс в отношении угрозы убийством. Сложнее течение дела становится и из-за частого отсутствия свидетелей, орудия предполагаемого убийства и т.п. Крайне сложный путь предстоит пройти потерпевшему для того, чтобы отстоять свое право в суде и наказать виновного.

Прежде чем подавать заявление в соответствующую организацию, необходимо знать и хорошо запомнить, что угроза убийством имеет несколько важных признаков:

  • Угроза должна иметь реальные основания – наставление оружия (холодного или огнестрельного) на жизненно важные органы и области человеческого тела, физическое превосходство угрожающего, его неадекватное состояние и т.п. могут стать основанием для возбуждения уголовного дела.
  • Обстоятельства и обстановка – непосредственное близкое нахождение конфликтующих лиц в момент произнесения угрозы, физическое ограничение, например, потерпевший загнан в угол, отсутствие варианта помощи и т.д.

В одной стороны все предельно просто – должна быть угроза жизни, но с другой крайне непросто – нет существенных доказательств. Под действие статьи 119 попадет не каждая ситуация, некоторые перейдут в разряд тяжких преступлений, некоторые не будут рассмотрены вовсе.

Итак, теперь вы в курсе, какая статья предусмотрена за угрозу убийством, пора узнать о том, как доказать факт преступления.

В следующем видео представитель полиции расскажет об особенностях такого преступления как угроза убийством:

Наказание

Уголовный кодекс, пожалуй, самое серьезное печатное издание в нашей стране. И если какое-либо деяние попадает под его влияние, то его последствия обязательно настигнут нарушителя. В случае угрозы убийством существуют свои меры наказания.

Уголовная ответственность

За угрозу убийством согласно тексту ст. 119 УК РФ (и комментариям к ней) обвиняемого ждет уголовная ответственность. Он может получить:

  • Принудительные работы до двух лет;
  • Наказание в виде обязательных работ на протяжении 480 часов или менее;
  • Ограничение свободы до двух лет;
  • Арест до полугода.

Отдельно наказываются угрозы на политической, национальной, расовой, религиозной и т.п. почве против отдельного лица или социальной группы. Наказание в данном случае может быть в виде:

  • Принудительных работ до пяти лет с ограничением в профессиональной деятельности и снятием с должности на срок до трех лет;
  • Ограничения свободы на срок до пяти лет с аналогичным отстранением от работы.

Моральный ущерб за угрозу убийством

Если не удалось получить положительного результата на основании 119 статьи УК РФ (не возбудили дело, недостаточно доказательств и т.д.) можно требовать компенсации морального вреда. В этом помогут статья 8 и пункт первый из статьи под номером 150 Гражданского кодекса, которые защищают нематериальные блага человека, в том числе и его жизнь.

Далее мы расскажем о некоторых случаях из судебной практики по угрозам убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

Судебная практика

Рассмотрим примеры для более полного представления об угрозах убийством:

  1. После развода семья Ивановых проживала совместно 8 лет. Все это время бывший муж Иванов угрожал бывшей супруге убийством в грубой форме. В ходе последней ссоры Иванов выломал дверь в комнате супруги и угрожал убийством с ножом в руках. Потерпевшая вырвалась из квартиры через окно и убежала к дочери в квартиру. Бывший супруг преследовал потерпевшую, продолжил угрозы в доме дочери. По окончании судебного разбирательства Иванов был осужден за угрозу убийством. В ходе заседаний была попытка рассмотреть признаки приготовления к убийству (статьи 30 и 105 УК РФ), но конкретных действий, направленных на реализацию, найдено не было.
  2. Обвинительный приговор прозвучал в адрес гражданина РФ. Он, желая запугать потерпевшую, приставил к животу, а затем к виску потерпевшей огнестрельное оружие – образ ружья. Делал он это для того, чтобы потерпевшая забрала заявление из отделения полиции. Так же судом было установлено, что за день до совершения преступления обвиняемый преследовал потерпевшую на машине и звонил с угрозами.

Следующий видеосюжет со множеством схем содержит много полезной информации по вопросу угрозы убийством и преступлений, связанных с ней:

Комментарий к статье 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

1. Объективная сторона выражается в действии, а именно угрозе убийством или причинением тяжкого вреда здоровью. Если высказывается угроза иного характера (например, причинить средней тяжести или легкий вред, уничтожить или повредить имущество, ограбить или совершить надругательство), ответственность по ст. 119 исключается, поскольку содержание угрозы иное.

2. Угроза — способ психического воздействия, направленного на запугивание потерпевшего, чтобы вызвать у него чувство тревоги, беспокойства за свою безопасность, дискомфортное состояние. Способы выражения угрозы вовне могут быть различными (устно, письменно, жестами, явочным порядком или по телефону, непосредственно потерпевшему или через третьих лиц), для квалификации содеянного значения не имеют.

3. Выделяют такие обязательные черты угрозы, как конкретность и реальность. Подчас под конкретностью понимают ясность того, каким образом лицо намерено исполнить угрозу. Такая трактовка весьма спорная: достаточно ясности в том, что виновный угрожает лишением жизни, причинением тяжкого вреда здоровью. Реальность угрозы означает, что существуют достаточные основания опасаться приведения ее в исполнение. Такие основания должны возникнуть у потерпевшего. В этом случае цель угрозы считается достигнутой.

4. Распространенным является мнение, что переносить реальность угрозы целиком в плоскость субъективного ее восприятия потерпевшим неправомерно, надо учитывать все обстоятельства дела (характер взаимоотношений виновного и потерпевшего, серьезность повода для угрозы, личность угрожающего, наличие предметов, способных причинить серьезный вред, и т.д.).

5. В конкретных случаях угроза может быть произнесенной в запальчивости, когда и сам виновный, и потерпевший не придают ей серьезного значения. Поэтому важно установить, использовал ли виновный угрозу как средство давления на волю потерпевшего с намерением вызвать у него чувство страха, боязни, дискомфорта. При наличии этого угрозу следует считать реальной, даже если сам виновный приводить ее в исполнение не собирался, а лишь запугивал другое лицо.

6. Необходимо доказать, что, во-первых, у потерпевшего действительно существовали основания воспринимать угрозу как реальную, что подтверждает объективно истинность его утверждения о тревоге, дискомфорте и т.д. после ее высказывания виновным. Основанием для такого восприятия могут быть данные о личности угрожавшего, форма выражения угрозы и т.п. Свидетельскими показаниями можно установить ухудшение самочувствия потерпевшего (после угроз тот стал бледным, плохо засыпал, остерегался встреч с угрожавшим, жаловался на чувство страха, нередко вздрагивал и т.д.). Во-вторых, именно на такое восприятие своих угроз потерпевшим виновный рассчитывал. При наличии этих двух условий есть основания говорить о наказуемости поведения.

7. Спорен вопрос, можно ли считать угрозы, описанные в ст. 119, вариантом обнаружения умысла, за которое лишь в порядке исключения законодатель предусмотрел уголовную ответственность. Изложенное выше позволяет сделать вывод, что в статье речь идет не об обнаружении, а о реализации умысла на нарушение психической неприкосновенности личности, ее спокойствия путем запугивания, внушения чувства страха. Налицо деятельность, направленная на конкретный объект и производящая в нем вредные изменения, а не простое озвучивание преступных намерений.

8. Состав сконструирован по типу формального, поэтому преступление считается оконченным в момент выражения угрозы вовне (произнесения, передачи через знакомых потерпевшего и т.д.).

9. Если в угрозе обнаруживается возникшее решение об убийстве или причинении тяжкого вреда здоровью и виновный помимо заявления о замысле совершает какие-либо действия, направленные на реализацию заявленного намерения, содеянное квалифицируется не по ст. 119, а как приготовление либо покушение на соответствующее преступление (ст. ст. 105, 111 УК).

10. Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом, выражающимся в том, что лицо намеренно высказывает угрозы, рассчитанные на восприятие их потерпевшим как реальных, устрашающих, вызывающих чувство тревоги, опасности, и желает поступить таким образом.

11. Норма, предусмотренная ст. 119, является общей по отношению к некоторым другим, также устанавливающим ответственность за угрозы. Так, в ст. 296 УК говорится об угрозе в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования. В таком случае в соответствии с правилами квалификации при конкуренции применяется специальная норма (ст. 296 УК).

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью может выступать способом совершения другого, более тяжкого преступления (разбоя, вымогательства, угона транспортного средства и т.д.). Согласно правилам квалификации при конкуренции части и целого предпочтение отдается целому, поэтому дополнительной квалификации деяния по ст. 119 УК не требуется.

Иная ситуация имеет место при реальной совокупности преступлений. В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2004 N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях, предусмотренных статьями 131 и 132 Уголовного кодекса Российской Федерации» обращено внимание, что если угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью была выражена после изнасилования с той, например, целью, чтобы потерпевшая никому не сообщала о случившемся, действия виновного надлежит квалифицировать дополнительно и по ст. 1191.

12. Ответственность за данное преступление дифференцирована (см. коммент. к п. «л» ч. 2 ст.

>Судебная практика по ст. 119 ук рф

105).

Ст. 119 УК РФ. Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью

Судебная практика.

Статья 119 УК РФ определяет такое понятие, как угроза убийством или же причинением тяжелого вреда. Данная статья предусматривает различные наказания, начиная от обязательных работ и заканчивая серьезными сроками лишения свободы. Судебная практика по данному вопросу является достаточно разнообразной. Все дело в том, что в определенных ситуациях, доказать угрозу убийством бывает крайне сложно. Поэтому, многие юристы, при подготовке к судебному процессу, обращают свое внимание на судебную практику и стараются максимально полноценно ее изучить, что позволяет правильно подобрать и предоставить доказательства или же выбрать правильную тактику защиты собственных интересов.

Угроза убийством

На самом деле данная статья считается достаточно серьезной, так как она влечет за собой такой аспект, как нанесение морального вреда. Если угрозы не повлекли за собой серьезных последствий, не имели обоснования и пр., то суд чаще всего прибегает к наказанию в виде обязательных работ. Если же действия были осуществлены по политическим, идеологическим или же религиозным побуждениям, то в данном случае, наказание будет более существенным.

Следует также отметить, что нередко назначается наказание в виде лишения свободы сроком на три года.

Судебная практика по данному вопросу знает немало ситуаций, когда доказать вину бывает крайне проблематично. Так как угроза убийством может сочетаться с использованием оружия, а может представлять собой своеобразную психологическую атаку на человека.

Таким образом, становится понятно, что изучение судебной практики позволяет получить точные знания по вопросу защиты собственных интересов, в выборе правильной тактики подбора доказательств и пр.

На страницах нашего сайта вы сможете ознакомиться с судебными решениями по данному вопросу. Все, что нужно сделать – использовать правильный поисковый запрос. Можно указать точные данные принятого решения (например: определение от 23.06.2015 г. № 25), можно указать статью законодательства (например: 119 УК РФ), можно использовать ключевые слова (например: угроза убийством). Так, вы найдете те решения, которые вам необходимы и сможете правильно расставить приоритеты в тактике защиты или же обвинения.

Об отмене приговора мирового судьи с вынесением оправдательного приговора по ст. 119 ч. 1 УК РФ. Приговор от 20 октября 2010 года № 10А-58/2010. Калининградская область.

Ленинградский районный суд г. Калининграда

в составе председательствующего: Муценберг *.*.

при секретаре: Минаковой *.*. , Дробняк *.*.

с участием государственного обвинителя: Рудненко *.*. подсудимой: Деминой *.*.

защитника: Бугаева *.*.

потерпевшей: Ф.

представителя потерпевшей: Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании в апелляционном порядке материалы уголовного дела по апелляционной жалобе защитника Башкирова *.*. и апелляционному представлению заместителя прокурора Ленинградского района г. Калининграда Лайса *.*. на Приговор мирового судьи 4-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года, которым

Демина *.*. , осужденная по ст. 119 ч. 1 УК РФ к наказанию в виде 1 года лишения свободы, на основании ст. 73 УК РФ наказание постановлено условно с испытательным сроком в 1 год,

Установил:

По Приговору мирового судьи 4-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года Демина *.*. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 ч.1 УК РФ и ей назначено наказание в виде одного года лишения свободы. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание постановлено условным с испытательным сроком в один год.

В апелляционной жалобе, поданной защитником Башкировым *.*. в интересах осужденной Деминой *.*. , последний, не соглашаясь с Приговором мирового судьи, просит обвинительный Приговор от 11 февраля 2010 года отменить и постановить в отношении Деминой *.*. оправдательный Приговор. По мнению защиты, выводы суда, изложенные в Приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом. Кроме того, при постановлении Приговора мировым судьей было нарушено право подсудимой Деминой *.*. на защиту. Так, с момента допуска для осуществления защиты Деминой *.*. , он был ограничен во времени ознакомления с материалами дела. При подготовке к судебным прениям ему не был предоставлен протокол судебного заседания, не были удовлетворены ходатайства защиты о вызове и допросе ряда свидетелей. По Приговору от 11 февраля 2010 года осуждена Дёмина *.*. , а его подзащитная является Деминой *.*.

В апелляционном представлении заместитель прокурора Ленинградского района г. Калининграда Лайс *.*. ставит вопрос об изменение Приговора мирового судьи от 11 февраля 2010 года, в связи с нарушением требований уголовно-процессуального закона. Так судом незаконно было отказано в удовлетворении ходатайства защиты о допросе свидетелей, в описательно-мотивировочной части обвинительного Приговора нет указаний на обстоятельства, отягчающие наказание подсудимой, назначенное наказание является несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

В судебном заседании прокурор Рудненко *.*. просила представление удовлетворить, а апелляционную жалобу защитника Башкирова *.*. оставить без удовлетворения.

Адвокат Бугаев *.*. и подсудимая Демина *.*. в судебном заседании просили апелляционную жалобу защитника Башкирова *.*. удовлетворить, а в удовлетворении апелляционного представления отказать.

Потерпевшая Ф. и её представитель адвокат Ф. Приговор просили оставить без изменений.

Заслушав мнение участников процесса, суд находит, что Приговор мирового судьи 4-го судебного участка подлежит отмене, поскольку мировым судьей допущены нарушения требований ст. 258 УПК РФ.

Исходя из протокола судебного заседания от 12 февраля 2010 года и постановления мирового судьи от 25 февраля 2010 года, усматривается, что Приговор мирового судьи 4-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года постановлен без ведения протокола судебного заседания, что в соответствии с требованиями ст. 381 ч. 2 п. 11 УПК РФ является основанием к его отмене.

При оценке доводов защиты о нарушении мировым судьей права на защиту Деминой *.*. в связи с отказом в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетелей защиты Ф. и Ф. и доводов защиты о том, что Приговор мирового судьи постановлен в отношении другого лица, а именно Дёминой *.*. , при том, что фамилия подсудимой Демина *.*. , суд апелляционной инстанции исходит из следующих обстоятельств, поскольку свидетели Ф. и Ф. не являлись свидетелями и очевидцами преступления, в совершении которого обвиняется Демина *.*. , то отказ в удовлетворении ходатайства об их допросе не нарушает права Деминой Е.А на защиту, то есть не является основанием для оправдания подсудимой по предъявленному обвинению.

Исследовав данные о личности подсудимой, включая документы, удостоверяющие ее личность (гражданский паспорт), судья приходит к выводу о том, что указание в обвинительном заключении и в Приговоре мирового судьи фамилия подсудимой Дёмина является ошибочным, поскольку в судебном заседании достоверно установлено, что фамилия подсудимой согласно паспорта Демина.

Указанное обстоятельство, свидетельствующее о допущенной при составлении обвинительного заключения и при постановлении мировым судьей Приговора ошибки в указании фамилии подсудимой Деминой *.*. , не является основанием для отмены Приговора.

Суд апелляционной инстанции, исследовав и оценив все доказательства в совокупности, приходит к выводу об отмене Приговора мирового судьи 4-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года как в связи с нарушениями норм УПК РФ, так и в связи с отсутствием в действиях Деминой *.*. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 119 УК РФ.

Органами предварительного расследования Деминой *.*. предъявлено обвинение в том, что когда она 22 ноября 2009 года, около 23.00 часов, вышла из своей кв. № д. № по , на лестничную площадку № этажа, то на лестничном пролете между № и № этажами увидела свою соседку по дому Ф., с семьей которой у нее на протяжении длительного времени сложились неприязненные отношения. Демина *.*. Решила устроить Ф. скандал. С этой целью Демина *.*.

, находясь в крайне агрессивном состоянии, подошла к Ф. и стала ту оскорблять нецензурной бранью и высказывать в грубой форме различные претензии бытового характера. А затем Демина *.*. , с целью осуществления психологического воздействия на Ф., вынула из кармана своей одежды нож и стала им размахивать, а затем приставила нож к животу Ф., при этом стала высказывать Ф. угрозы убийством, имея при этом возможность нанести удар ножом в жизненно-важные органы Ф. Последняя, реально восприняв действия Деминой *.*. как угрозу своей жизни, закричала и, опасаясь осуществления угрозы, стала убегать от Деминой *.*. , которая продолжала ей вслед выкрикивать угрозы убийством. Крики Ф. о помощи услышала ее мать — Ф., которая сразу же стала выходить из своей кв. № этого же дома на лестничную площадку. Услышав открывающуюся дверь кв.№, Демина *.*. прекратила свои преступные действия и скрылась с места совершения преступления.

По Приговору мирового судьи 4-го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года Демина *.*. признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 ч. 1 УК РФ при обстоятельствах, изложенных в обвинительном заключении.

Приводя доказательства в обоснование вины Деминой *.*. , мировой судья привел показания потерпевшей Ф., свидетеля Ф., а также показания матери потерпевшей свидетеля Ф., которая очевидцем событий не была, о случившемся знает со слов дочери и её подруги, однако никакой оценки их показаниям и доводам осужденной Деминой *.*. о её оговоре потерпевшей Ф. в связи с имевшим место длительным конфликтом между их семьями на бытовой почве, в Приговоре мирового судьи не дано, хотя при оценке совокупности всех доказательств по делу и для вывода суда об их достаточности для постановления обвинительного Приговора в отношении Деминой *.*. по предъявленному ей обвинению, это имеет существенное значение.

Поскольку при разбирательстве дела мировым судьей имели место недостатки, от устранения которых и полученных результатов зависит вывод о наличии или отсутствии достаточных доказательств вины Деминой *.*. по предъявленному обвинению, суд апелляционной инстанции исходит из положений ст.49 Конституции РФ, ст. 14, 17 УПК РФ, предусматривающих, что бремя доказывания обвинения лежит на стороне обвинения, а все неустранимые сомнения толкуются в пользу обвиняемого, и что никакое из доказательств не имеет заранее установленной силы.

В судебном заседании подсудимая Демина *.*. свою вину в предъявленном обвинении не признала и суду показала, что в 23.30 часов 22 ноября 2009 года она с целью пойти в магазин, вышла из своей квартиры. Возле двери своей квартиры она увидела пачку из-под сигарет «Мальборо» красного цвета. На лестничном пролете, между № и № этажами, она увидела соседку Ф. и её подругу. Решив, что обнаруженная ею пачка принадлежит Ф., она подобрала ее и поднялась к ним с целью выяснить, им ли принадлежит эта пачка. Ф., которая находилась в состоянии алкогольного опьянения, отрицала факт того, что пачка из-под сигарет «Мальборо» красного цвета ранее принадлежала ей, и что она её бросила ей (Деминой *.*. ) под дверь, вела она себя агрессивно. Видя это, она (Демина *.*. ) бросила пачку из-под сигарет на подоконник и ушла. Потерпевшей ножом она не угрожала, ножа у неё не было, последняя её оговаривает, так как между нею и семьей Ф. сложилась конфликтная ситуация, вызванная её (Деминой *.*. ) не желанием мириться с нарушениями семьи Ф. правил проживания в многоквартирном доме. Преступления она не совершала, перочинного ножа, в том числе и с красной ручкой у неё нет и не было. Просит ее оправдать.

Из показаний свидетеля Ф. усматривается, что 22 ноября 2009 года после 23.00 часов, со слов своей дочери Ф. и её подруги Ф. она узнала, что подсудимая Демина *.*. с ножом в руке угрожала дочери убийством.

Из показаний потерпевшей Ф. усматривается, что 22 ноября 2009 года, около 23.00 часов она со своей знакомой Ф. находилась на лестничной площадке между № и № этажами д. № по . В это время из кв. № вышла соседка Демина *.*. , которая поднялась к ним с пачкой из-под сигарет красного цвета и стала предъявлять ей претензии по поводу того, что она шумит, мешает отдыхать ей и её детям, бросила ей под двери пачку из-под сигарет. Во время разговора Демина *.*. вела себя агрессивно, что выражалось в её интонации и мимике. О том, что у Деминой *.*. в руках находится нож с раскрытым лезвием, она увидела после того, как её подруга Ф. сказала ей «пойдем отсюда» и одновременно с этим она услышала угрозы Деминой *.*. о том, что она ее “зарежет“. Испугавшись, она с подругой побежали обратно в свою квартиру и рассказали о случившемся ее маме — Ф. Нож Демина *.*. Ф.И.О. её живота, но к телу его не представляла. Угрозы Деминой *.*. она восприняла реально и испугалась за свою жизнь.

Из показаний свидетеля Ф. усматриваются аналогичные показания об обстоятельствах, при которых Демина *.*. угрожала Ф. складным ножом с ручкой красного цвета, говорила, что «прирежет».

Потерпевшая Ф. и свидетель Ф. показали, что в тот момент, когда к ним подошла подсудимая Демина *.*. , она была одета в верхнюю одежду (куртку, шапку, в руках была сумка).

Данное обстоятельство подтверждает показания подсудимой Деминой *.*. о том, что из квартиры она вышла с целью похода в магазин, а намерения выяснять отношения с Ф. по поводу производимого ими шума в ночное время, а тем более использовать данное обстоятельство как повод для угрозы ножом не имела.

Из показаний потерпевшей Ф., свидетеля Ф., подсудимой Деминой *.*. усматривается, что местом «выяснения отношений» между потерпевшей Ф. и подсудимой Деминой *.*. являлся лестничный пролет между № и № этажами дома № по размером 2х 1.8 метра, на котором в тот момент находились трое человек и кресло, то есть все участники указанных событий находились на близком расстоянии друг от друга. Освещение в момент конфликта было электрическое.

Вместе с тем, ни потерпевшая Ф., ни свидетель Ф. при апелляционном рассмотрении дела не смогли пояснить, при каких обстоятельствах в ходе словесного конфликта, в какой руке и в какой момент у подсудимой Деминой *.*. появился «перочинный нож, с рукояткой красного цвета», и при каких обстоятельствах подсудимой Деминой *.*. было обнажено лезвие ножа, не смогли воспроизвести «словесный текст угрозы», высказанный Деминой *.*. в адрес потерпевшей Ф., то есть их показания по предмету доказывания носят не конкретный характер.

Вместе с тем, указанные обстоятельства являются существенными по объему предъявленного Деминой *.*. обвинению и их неустановление как на стадии досудебного производства, так и при рассмотрении дела мировым судьей, при том, что допрошенные в суде апелляционной инстанции лица также не смогли указать их, свидетельствует о том, что суду не представлено достаточных объективных доказательств, опровергающих доводы подсудимой о невиновности.

Суд апелляционной инстанции, оценив доказательства в соответствии с требованиями ст. ст. 17, 88 УПК РФ, то есть, оценив каждое доказательство по внутреннему убеждению с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все доказательства в совокупности с точки зрения их достаточности, приходит к выводу, что в той ситуации, которая предъявлена подсудимой Деминой *.*. в обвинение, вышеизложенные неконкретные, исходя из положений ст. 73 УПК РФ, показания потерпевшей Ф., свидетелей Ф., Ф. являются недостаточными для вывода о виновности Деминой *.*. и не могут быть положены в основу обвинительного Приговора в отношении последней по предъявленному ей обвинению в совершении в отношении Ф. преступления, предусмотренного ст. 119 ч. 1 УК РФ и последняя на основании ст. 24 ч. 1 п. 2 УПК РФ за отсутствием в её действиях состава преступления подлежит оправданию.

В соответствии со ст.367, 381 УПК РФ, суд

Приговорил:

Приговор мирового судьи 4 –го судебного участка Ленинградского района г. Калининграда от 11 февраля 2010 года, которым Демина *.*. , осужденная по ст.119 ч.1 УК РФ к наказанию в виде 1 года лишения свободы, на основании ст.73 УК РФ наказание постановлено условно с испытательным сроком в 1 год — отменить в связи с существенными нарушениями норм УПК РФ.

Демину *.*. , обвиняемую в совершении преступления, предусмотренного ст. 119 ч. 1 УК РФ — оправдать на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, за отсутствием в деянии состава преступления.

Меру пресечения Деминой *.*. подписку о невыезде и надлежащем поведении отменить.

Признать за оправданной Деминой *.*. право на реабилитацию.

Приговор может быть обжалован в судебную коллегию по уголовным делам Калининградского областного суда через суд Ленинградского района в течение 10 суток с момента провозглашения, оправданным в этот же срок с момента получения копии Приговора с соблюдением требований ст. 312 УПК РФ.

Приговор изготовлен в совещательной комнате на компьютере.

Федеральный судья

Ленинградского районного суда

г.

Калининграда Муценберг *.*.

119 УК РФ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *